Главное — нет танков» - Впервые в авторской редакции

Главное — нет танков».

Еще в начале боев за Смоленск и Могилев, когда немцы только развертывали наступление к востоку от Днепра, левофланговая 21-я армия Западного фронта, которую возглавил бывший командующий Северо-Западным фронтом Ф.И. Кузнецов, получила задачу «нанести ответный удар по противнику в общем направлении на Бобруйск» и восстановить фронт по реке Березине. В состав армии в это время входили 7 стрелковых дивизий и 25-й механизированный корпус под командованием прославившегося на

355

Танковый погром 1941 года

весь мир брестским парадом генерал-майора СМ. Кривошеина. В корпус входили 50-я, 55-я танковые и 219-я мехдивизия — всего 300 танков. На главном направлении действовали соединения 63-го стрелкового корпуса комкора Л.Г. Петровского. Одновременно планировалось наступление на Горки с двух направлений: 28-м стрелковым корпусом — вдоль восточного берега реки Проня; объединенными силами 4-го воздушно-десантного и 25-го механизированного корпусов под общим командованием генерала Жадова — из района Кричева. 13-я армия должна была силами 20-го мехкорпуса и двух стрелковых дивизий наносить удар на Горки вдоль западного берега Прони и осуществить ликвидацию прорыва противника в районе Быхова.

Однако с рассветом 14 июля немецкая авиация произвела массированные налеты на Чериков и Пропойск. Около 4 часов утра танки 4-й-дивизии Лангермана неожиданным ударом с северо-запада прорвались через мост на реке Проня у Пропойска, отбросив 55-ю дивизию, и повели наступление на Чериков, который взяли на следующий день. 17 июля они захватили Кричев. Ударная группировка 13-й армии оказалась отрезанной от основных сил фронта в районе юго-западнее Чаус. При выходе из окружения ее войска понесли большие потери, командир 20-го механизированного корпуса генерал СИ. Герасименко погиб.

От маршала Тимошенко последовал приказ вернуть Кричев, овладеть Пропойском и развивать наступление на Могилев. В наступлении участвовали части 50-й танковой и 219-й механизированной дивизий генерал-майора П.П. Корзуна. Их атаки совпали с натиском с севера сводного отряда 45-го стрелкового корпуса, выходившего на Пропойск из окружения. По воспоминаниям маршала С.С Бирюзова, все свелось «к ожесточенным атакам позиций противника в лоб. А противник, хорошо укрепившись в Пропойске, сумел использовать подвижные группы танков и автоматчиков для маневра во фланг и тыл атаковавшим его войскам». До конца июля на рубеже реки Сож шли

356

Владимир Бешанов

кровопролитные бои, однако части Лангермана удержали Кричев, а подоспевшая 10-я мотодивизия фон Лепера — Чериков и неоднократно переходивший из рук в руки Пропойск. Чтобы прикрыть свой правый фланг, Гудериан приказал перейти к обороне дивизиям 24-го и частично 46-го мотокорпусов.

Более удачно развивалось наступление 63-го стрелкового корпуса Петровского. Утром 13 июля его войска начали форсировать Днепр. Это наступление оказалось настолько неожиданным для противника, что он вначале почти не оказывал организованного сопротивления. Развивая успех, части корпуса вышли на западные окраины Рогачева и Жлобина, отбросив немцев на 20—30 км. Южнее 232-я дивизия 66-го корпуса продвинулась до 80 км и захватила переправы на реках Березина и Птичь. Удар Красной Армии на Бобруйск в обход могилевской группировки серьезно встревожил командование группы армий «Центр». Ему пришлось перебрасывать в полосу 21-й армии несколько дивизий и полков с других участков фронта и резерва. Но и советское командование, ввиду прорыва Гудериана на могилевском направлении, вынуждено было повернуть часть сил 21-й армии фронтом на север и не смогло помочь Петровскому развить успех. До 1 августа советские войска продолжали с боями рваться к Бобруйску и вышли к реке Березина. Конная группа генерала Городовикова в составе трех кавдивизий вышла в тылы противника и перерезала Варшавское шоссе юго-западнее города. Немцам пришлось выдвинуть сюда три армейских корпуса. За успешное руководство вверенными войсками комкору Петровскому было присвоено звание генерал-лейтенанта.

Лишь 13 августа в рамках новой операции германские войска форсировали Днепр на этом направлении и обошли 61-й стрелковый корпус, оставшийся на рубеже под Рогачевом и Жлобином. Командование армии 15 и 16 августа просило Ставку отвести войска Петровского к Гомелю, однако та не согласилась. 17 августа противник полностью

357

Танковый погром 1941 года

отрезал корпус, в тот же день генерал-лейтенант Петровский погиб у селения Скепня. Немцы, опознав труп, похоронили советского генерала со всеми воинскими почестями. На его могиле был установлен крест с надписью: «Генерал-лейтенант Петровский, командир «черного корпуса». Дело в том, что 61-й стрелковый был корпусом штрафным; и 69-й стрелковый, и почти вся 16-я армия, и почти вся 24-я и многие корпуса и дивизии армий второго эшелона. Основной контингент в них составляли зэки, одетые в черную лагерную форму, что не преминула отметить немецкая разведка. Замечательно то, что формировать эти армии начали еще осенью 1940 года, а в середице июня 1941 года они уже выдвигались к западным границам. То есть товарищ Сталин предоставил обитателям ГУЛАГа возможность «искупить кровью свою вину перед Родиной» задолго до нападения Гитлера, которого он к тому же не ждал. Командовали этими соединениями тоже успевшие «посидеть» комбриги и комдивы: Петровский, Рокоссовский, Лукин, Ворожейкин, Горбатов, Магон и еще многие другие. Им тоже предстояло «искупить вину», и, как правило, они доверие оправдывали. А кто не оправдал, тех снова сажали.

«Каждая армия Второго стратегического эшелона создавалась специально в расчете на внезапное появление на западных границах. Каждая армия — на крупнейшей железнодорожной магистрали. Каждая — в районе концлагерей: мужики там к порядку приучены, в быту неприхотливы и забрать их из лагерей легче, чем из деревень: все уже вместе собраны, в бригады организованы, а главное, если мужиков из деревень забирать, без слухов о мобилизации и войне не обойтись. А Сталину все надо тихо, без слухов... Для того и мужиков предварительно в лагеря забрали, тут к дисциплине приучили, а теперь — на фронт без шума» (В. Суворов. «Ледокол» с.233)

Поэтому такой неожиданностью оказалось для германского командования существование Второго стратегического эшелона. Контингент ГУЛАГа выгребался из лагерей

358

Владимир Бешанов

на фронт до 1943 года включительно, дав Красной Армии около миллиона бойцов, в том числе генералов и адмиралов.

После взятия немцами Смоленска перед советским командованием встала задача во что бы то ни стало прикрыть ярцевское направление и не допустить продвижение танков противника в сторону Вязьмы, ибо это ставило под угрозу переправу в районе Соловьево и всю узкую горловину, через которую осуществлялось снабжение борющихся под Смоленском войск и выход их из окружения. В районе соловьевской переправы действовал сводный отряд полковника А.И. Лизюкова, состоявший из остатков танкового и механизированного полков, ранее принадлежавших 5-му механизированному корпусу. От корпуса осталось 15 танков. Прикрытие этого направления Ставка решением от 17 июля поручила группе генерала Рокоссовского, подчинив ему все части и соединения, отошедшие на ярцевский рубеж. Из резерва в группу вошли 38-я стрелковая и 101-я танковая дивизии. Поначалу этим дивизиям, как водится, была поставлена чисто наступательная задача: «ударом из района Ярцево на Духовщину разгромить мотомехчасти противника и в дальнейшем развивать наступление на Смоленск». Как бы то ни было, но группа Рокоссовского в ожесточенных боях под Ярцевом, неоднократно переходившим из рук в руки, остановила 7-ю танковую дивизию.

«Вскоре в группу вошла 101-я танковая дивизия, которой командовал Герой Советского Союза полковник ГМ. Михайлов. Людей в ней недоставало, танков она имела штук 80 старых, со слабой броней, и семь KB», — вспоминал Рокоссовский. Дальше звучит знакомая песня: «Танки KB произвели на врага ошеломляющее впечатление. Они выдержали огонь орудий, которыми были вооружены в то время немецкие танки... Хорошо показали себя танки БТ-7: пользуясь быстроходностью, они рассеивали и обращали в бегство неприятельскую пехоту. Однако много этих машин мы потеряли — они горели как факелы». Ну, это мы

359

Танковый погром 1941 года

уже проходили: ведь у немецких танков хоть и карбюраторные двигатели, но все же работают на «тяжелом топливе». Правда, основу 7-й дивизии Функа по-прежнему составляют чешские 38(t). В конце июля Рокоссовскому передали из резерва несколько танковых батальонов и штаб бывшего 7-го мехкорпуса вместе с генералом Виноградовым. От самого мехкорпуса остались в основном тыловые подразделения; так, 14-я танковая дивизия имела к этому времени около 300 человек личного состава, две «тридцатьчетверки» и три бронеавтомобиля. Виноградову больше не довелось проявить свои полководческие способности, в августе он был назначен начальником тыла 30-й армии и в дальнейшем всю войну занимался вопросами снабжения войск, дослужившись к 1944 году до должности начальника штаба тыла Советской Армии.

Ставка Верховного Командования принимала самые энергичные меры, чтобы предотвратить дальнейшее продвижение вражеских войск. 20 июля она отдала директиву о вводе в сражение на западном направлении свежих резервов. Был развернут новый эшелон резервных армий — 29-я, 30-я, 24-я, 28-я, сосредоточенных на линии Осташков — Брянск. В распоряжение Тимошенко передавалось еще 20 дивизий. Эти соединения, по замыслу Ставки, должны были нанести одновременные контрудары с северо-востока, востока и юга на Смоленск, разгромить прорвавшиеся войска противника и соединиться с основными силами 16-й и 20-й армий, которые сражались в окружении восточнее города.

25 июля из района юго-западнее Белый начали движение войска 30-й армии генерала В.А. Хоменко. В ее составе были четыре стрелковые и 51-я танковая дивизии. Кроме того, для наступления группе Хоменко придавалась 107-я мотострелковая дивизия под командованием полковника Добручева, имевшая около 200 танков. За четыре дня боев им удалось продвинуться на 20—25 км, нанеся серьезные потери 18-й мотодивизии Геррлейна. Южнее в этот же день

360

Владимир Бешанов

перешли в наступление части 24-й армии генерал-майора К.И. Ракутина и группа генерала Калинина. Им удалось форсировать реку Вопь, занять деревни Репино и Красница. Однако к вечеру немецкие танки ударом во фланг вынудили советские части вновь отойти на исходный рубеж и бросить всю переправленную артиллерию. В течение последующих трех дней войска Ракутина и Калинина ежедневно пытались контратаковать, каждый раз история повторялась: утром русские форсировали Вопь, а к вечеру оставляли западный берег после фланговых ударов противника.

Двумя днями раньше начала активные наступательные действия севернее Рославля в направлении на Починок 28-я армия под командованием генерал-лейтенанта В.Я. Качалова — 30-й, 33-й стрелковые корпуса, 104-я танковая полковника В.Г. Буркова и 69-я мехдивизия. Преодолевая упорное сопротивление противника, армия до 27 июля продвигалась вдоль шоссе на Смоленск, немцы несли, по их собственному признанию, «критические потери». Тогда они перегруппировали силы, и 1 августа Гудериан бросил на Рославль 7-й, 9-й армейские и 24-й моторизованный корпуса, которые овладели городом и окружили советские части. В окружении сгинули пять дивизий, которые в советской историографии получили название «группа войск 28-й армии». При попытке прорыва Качалов был убит у деревни Старинка. Но так как свидетелей его гибели не оказалось, то генерала обвинили в измене Родине и переходе на сторону врага. Войскам объявили, что «генераллейтенант Качалов предпочел сдаться в плен, предпочел дезертировать к врагу». Управление 28-й армии расформировали. В боях за Рославль Красная Армия потеряла 38000 человек пленными, 250 танков и 359 орудий.

28 июля перешла в наступление и группа Рокоссовского. Ударом 101-й танковой дивизии с применением тяжелых KB советским частям удалось овладеть Ярцевом, форсировать Вопь и закрепиться на ее западном берегу. Дальнейшего развития это наступление не получило. До конца

361

Танковый погром 1941 года

месяца русские беспрерывно и безуспешно атаковали и в районе Ельни, только за один день 30 июля дивизия СС «Рейх» и 10-я танковая отразили здесь 13 атак!

Немецкие наставления советовали: «При неудаче наступления или в том случае, когда на успех рассчитывать нельзя, целесообразно оторваться от противника и снова организовать наступление в другом месте». Но что нам их «целесообразности», у нас своя, пролетарская, самая передовая в мире наука. В бесплодных атаках тдяли полки. 1 сентября Рокоссовский ввел в бой заново сформированную Крейзером и оснащенную материальной частью 1-ю Московскую дивизию (она получила временное название 1-я танковая), а уже через десять дней ее обескровленные части были вновь отведены в тыл на новое переформирование.

Отсечь немецкие танковые клещи, охватывающие Смоленск, и деблокировать войска 16-й и 20-й армий маршалу Тимошенко не удалось. Одной из главных причин этого явилась дилетантская организация контрударов. Советские армейские группы действовали разрозненно и разновременно, не имели связи между собой и никак не взаимодействовали, что позволяло германскому командованию маневрировать силами, перебрасывать части с одного направления на другое.

27 июля войска 3-й танковой группы фланговым ударом замкнули кольцо окружения восточнее Смоленска и овладели соловьевской переправой. В окружении оказалось около 12 советских дивизий. С тяжелыми боями остатки соединений прорывались из окружения и соединялись с главными силами фронта на исходных рубежах. Так, в 20-й армии к концу июля осталось 65 танков, 177 полевых и 120 противотанковых орудий. Ликвидация Смоленского котла продолжалась до 5 августа, немцами было захвачено около 350000 пленных, 2000 танков и 1900 орудий.

^ Еще 4 июля развитие событий на Восточном фронте представлялось генералу Гальдеру в самом радужном свете:

362

Владимир Бешанов

«В целом следует считать, что противник больше не располагает достаточными силами для серьезной обороны своего нового рубежа... В ходе продвижения наших армий все попытки сопротивления будут, очевидно, быстро сломлены. Тогда перед нами вплотную встанет вопрос о захвате Ленинграда и Москвы». Гитлер тоже был уверен, что к концу августа «он как-нибудь справится» с Советским Союзом.

Однако прошло чуть более недели, и оказалось, что успехи вермахта, вопреки предвоенным предположениям, не привели к прекращению сопротивления Красной Армии. Германское командование вновь столкнулось с проблемой нехватки сил для одновременного наступления на трех стратегических направлениях. Если группа «Центр» смогла прорваться в район Смоленска, то наступление группы «Север» завязло на Лужском рубеже, а группа армий «Юг» оказалась втянута в затяжные бои между Киевом и Винницей. В этой ситуации германское руководство все более склонялось к тому, чтобы за счет группы фон Бока усилить фланговые группировки Восточного фронта.

Впервые эта идея была оформлена директивой №-33 от 19 июля, а 23 июля в дополнение к ней Гитлер утвердил свой «идеальный» план: пехотные дивизии группы «Центр» должны были самостоятельно наступать на Москву, а «танковые соединения развертываются на расходящиеся направления». 1-й и 2-й танковым группам предстояло наступать через Дон на Кавказ. Группа армий фон Бока после завершения боев в районе Смоленска займет Москву. Затем 3-я танковая группа двинется к Волге. В дальнейшем планировалось вторжение в Иран и Ирак и «моторизованная экспедиция» на Урал. В тот же день, докладывая фюреру обстановку на фронте, Гальдер отметил, что, хотя «противник решительно ослаблен, окончательно он еще не разгромлен», правда, все еще считая возможным в начале октября выйти к Волге.

^ Однако именно 23 июля советское командование решило предпринять новую попытку вырвать у противника

363

Танковый погром 1941 года

стратегическую инициативу — Красная Армия начала наступление на Смоленск. И хотя слабо подготовленные контрудары не привели к прорыву германского фронта, войска группы «Центр» оказались скованы упорными затяжными боями. Это привело к тому, что германское командование было вынуждено отказаться от далеко идущих планов и сосредоточиться на решении насущных проблем.

Уже 30 июля 1941 года задачи войскам Восточного фронта были изменены. Теперь, согласно директиве №-34, группа армий «Север» должна была продолжить наступление в Эстонии и на Ленинград. В помощь ей выделялись мотокорпуса танковой группы Гота. Группе «Центр» следовало перейти к обороне и подготовиться к операции по поддержке группы «Юг», которой ставилась задача захватить Правобережную Украину. 2-я танковая группа и 2-я армия поворачивались с восточного направления на южное. Они должны были нанести удар в тыл основным силам Юго-Западного фронта, которые удерживали рубеж реки Днепр.

Август стал временем, когда у германского командования начали появляться сомнения относительно возможности завершить Восточный поход до зимы. Так, 4 августа Гитлер, отметив, что «в целом операции на Восточном фронте развивались до сих пор более удачно, чем этого можно было бы ожидать, учитывая неожиданно большое число танков и самолетов, которое имели русские», признал, что если бы он был «информирован об этом перед началом войны, то ему было бы значительно труднее принять решение о необходимости нападения».

К тому же советское руководство сделало очень сильный стратегический ход, отдав приказ о перебазировании промышленности на восток. Этим решением план «Барбаросса», по сути дела, перечеркивался: даже его полное выполнение с выходом к Волге не приводило теперь к выходу СССР из войны. Из прифронтовой зоны во второй половине 1941 года было вывезено 1523 промышленных предпри-

364

Владимир Бешанов

ятия, в том числе 1360 крупных заводов и фабрик, главным образом оборонного характера. Это перебазирование военной промышленности было совершенно неожиданным для немцев и в решающей степени повлияло на то, что германская промышленность не смогла выполнить свои задачи, — ведь значительная часть продукции должна была производиться по новым планам непосредственно в захваченных районах. Так, по расширенной программе производства самолетов одна треть должна была выпускаться на хорошо оборудованных фирмах на советской территории. Одновременно русские разрушали оставленное оборудование и предприятия, прежде всего шахты и рудники, чтобы они не попали в руки врага. В результате германская промышленность не смогла, как это ожидалось, сразу же использовать советские сырьевые ресурсы.

^ Надежда на выступление против СССР Японии также не оправдалась.

11 августа Гальдер сделал примечательный вывод: «Общая обстановка все очевиднее и яснее показывает, что колосс Россия, который сознательно готовился к войне со всей безудержностью, свойственной тоталитарным режимам, был нами недооценен». Всего лишь месяц потребовался начальнику штаба ОКХ, чтобы полностью пересмотреть свою оценку ситуации на Восточном фронте. Дневниковые записи Геббельса в августе 1941 года также свидетельствуют о сомнениях в возможности «завершить Восточный поход, по крайней мере, до зимы», а 10 сентября, «после того, как выяснилось, что Восточная кампания не может быть закончена в короткий срок», Геббельс сделал вывод о необходимости «постепенно приготовить народ к продолжительной войне».

Тем не менее германское командование еще надеялось, что ему удастся захватить Украину и Москву, «ибо в противном случае мы не сможем разгромить противника до наступления осени». Однако развитие обстановки на фронте не позволяло надеяться на быструю победу, так как до конца

365

Танковый погром 1941 года

августа СССР не потерял ни одного жизненно важного рубежа. На севере продолжались бои на подступах к Ленинграду, на юге германские войска с боями продвигались по Правобережной Украине к Днепру, о наступлении на Москву и Донбасс нечего было и думать, пока советские войска держали фронт Брянск — Гомель — Киев — Днепропетровск. Так как этот выступ не позволял развивать наступление далее на восток, а поодиночке группы «Центр» и «Юг» не могли его «срезать», было решено, что этн группы армий, действуя смежными флангами, должны наконец-то установить прямую связь и обеспечить себе свободу маневра.

27 августа ОКБ сделало вывод, что, так как СССР, видимо, не будет полностью разгромлен «в течение 1941 года, на первом месте стоит продолжение Восточной кампании в 1942 году. Захват территории на южном крыле будет иметь большие политические и экономические последствия». Другими словами, так как перед глазами Гитлера замаячил призрак затяжной войны, было вполне логичным постараться до осенней распутицы захватить экономически наиболее богатые области Советского Союза, завладеть хлебом, рудой, углем Украины, а также кавказской нефтью.

Войска советского Западного фронта в течение августа оставались на занимаемых рубежах, нанося время от времени контрудары на отдельных участках. На правом крыле 22-я и 29-я армии закрепились на восточном берегу Западной Двины от Осташково до Демидово. Южнее оборону до Ярцево занимали 30-я и 19-я армии. Далее, перехватывая основную магистраль Смоленск — Москва, оборонялась в 50-километровой полосе 16-я армия, которую возглавил Рокоссовский. Она прикрывала дорогу на Вязьму и имела в своем составе 5 стрелковых дивизий, 101-ю танковую, заново укомплектованную 1-ю Московскую мотострелковую дивизию и 127-ю танковую бригаду генерал-майора Ф.Т. Ремизова, созданную на базе расформированной 18-й


2757560217503618.html
2757621955930578.html
2757752037995462.html
2757850474722852.html
2757954656435065.html